Сафонова Диана Николаевна 

(1934 - 2016)

первый директор колледжа
с 2001 по 2010 гг.

 

Прадед Терещенко Иван Андреевич был сыном известных на Украине и в России сахарозаводчиков Терещенко. Его отец – дворянин жил в имении в Лисках, что под Воронежем. Его мать Пелагея была горничной в Лисках. Хозяйка поместья наспех выдала ее замуж, щедро одарила золотыми николаевскими десятками и отправила с глаз долой в Екатеринодар (ныне Краснодар).  Согрешившая с барином, с незаконнорождённым сыном, Пелагея с мужем-конюхом осели в станице Шкуринской в 20-ти километрах от станицы Кущевской. Так начался род Терещенко в степной станице под Ростовым-на-Дону на Кубани.

В последние годы жизни Андрей ласково подтрунивал над матерью: в редкие приступы нежности с любовью называя её "панночкой из Лисок", и ей это нравилось - она всегда гордилась, что в её роду течет дворянская кровь.

Влюбившись в 16-летнюю девчушку Нюру Терещенко, белокурый молдованин Иван Жосан ухаживал с выдумкой, был остроумным и очень жизнерадостным парнем. Выходец из бедной цыганской семьи, он-то знал, как умеют весело жить в Бессарабии, - его отец за ночь мог проиграть в карты корову и оставить всю семью без кормилицы. Иван Андреевич согласился выдать дочку замуж, взяв с Анны слово, - никогда, ни при каких обстоятельствах не менять фамилию Терещенко. Данное обещание она сдержала и до конца жизни сохранила фамилию своего рода.

 Молодая жена вдохновляла Ивана на подвиги - за короткое время он овладел всеми сложностями профессии прораба и, окончив строительный техникум, руководил стройками в Краснодарском крае. Люди тянулись к нему - везде он был в центре внимания. Вокруг Ивана всегда были шутки, смех, веселье. Но в 1933 году молодожены потеряли первенца - дочь Риммочку. В то время на Кубани разразился голод - большевики с кубанскими казаками боролись целенаправленно, опасаясь их сопротивления коллективизации и колхозному строительству.

Потрясение от потери годовалой дочки длилось недолго. Неунывающий Иван, понимая горе жены, сразу же решил восполнить семью и с нетерпением ждал зимой появление второй дочурки, имя для которой они придумали вместе еще летом. В станице на площадке под открытым небом по выходным устраивали летние показы первых советских фильмов. Впечатлившись образом сердобольной Дины из фильма "Кавказский пленник", оба решили: родится дочь - будет Диной. Девочка родилась в лютый мороз, за месяц до 20-летия своей матери, и была крещена ее именем - Анна. А в метрике записали - Жосан Дина Ивановна.

Счастье молодой семьи оказалось мимолетным. Через два года Ивана Саввича, руководившего строительством райкома партии в Армавире, обвинили в "преднамеренном вредительстве с целью шпионажа". Его и всё руководство стройки из-за нехватки мест в застенке посадили в ров на заднем дворе тюрьмы. Шли проливные дожди, мужчин мучили голодом, временами унизительно кидая им некондиционную селёдку - отходы с консервного завода. Кто-то  изощрялся и, несмотря на связанные сзади руки, умудрялся глотать плавающие рыбьи хвосты и головы. Чувство собственного достоинства и гордость была в роду бессарабских цыган в крови с рождения - бесстрашный Лойко Зобар словно был списан Максимом Горьким с Ивана Жосан. Он мужественно держался, не подписал никаких обвинений ни в свой адрес, ни в адрес своих товарищей и бесследно канул в застенках Армавирского НКВД.

Оставив дочь в Шкуринской своей матери, Фёкле Зайцевой, пряча её как "дочь врага народа", Анна приехала из Краснодара в Армавир и носила передачи уже расстрелянному мужу. В Армавире, с опухшими от слёз грустными глазами в городском парке, её приметил Николай Дмитриевич Кокшаров. Будучи 30-летним холостяком, двухметровый колосс полюбил Анну с первого взгляда и на всю оставшуюся жизнь - в 1939 году у них родится дочь Ираида, а в 1988 году они отметят "золотую" свадьбу - полвека совместной жизни.

Отчим удочерил Дину - за считанное время Дина Ивановна Жосан  стала Диной Николаевной Кокшаровой, но осталась жить в глухой станице Шкуринская с бабушкой Фёклой, дабы не ворошить нашумевшую историю "вредителей, работавших в пользу иностранных шпионов".

Когда Динуша, как ласково её называла бабушка, должна была в 7-летнем возрасте пойти в школу, началась война. К тому же летом девочка заболела малярией, началась лихорадка, мучили головные боли, приступы жара и озноба, температура поднималась до 40 градусов. Находившуюся на грани жизни и смерти, Дину лечила вся станица: перепробовали  народные средства, травяные сборы, заговоры, даже поили девчушку собственной уриной. Сейчас трудно утверждать, что именно спасло ребёнку жизнь, но, окрепнув, ей пришлось участвовать в сборе осеннего урожая и помогать с заготовками - началась война, немцы подходили вплотную к Кубани, Николай Дмитриевич был призван на фронт пехотинцем.

Ростов-на-Дону сдавали и освобождали, а хуторяне и станичники жили под пулями. Во время одной из бомбёжек обезумевшее стадо скота ринулось врассыпную, одна из коров вонзилась своими рогами в предплечье маленькой Дины, ранение прошло в нескольких сантиметров от сердца, началась гангрена. Нужно было ампутировать руку. Но станичники решили по-своему: привязали ребёнка к сетке старой кровати, налили в рану керосин и зажгли. Свершилось чудо: руку спасли, зашив раны  "дратвой", а начало войны отпечаталось шрамом на всю жизнь - и на теле, и в душе. 

Учёба в школе снова откладывалась - в августе 1942 года началась оккупация фашистскими войсками Краснодарского края. Дети с любопытством разглядывали дымчато-серую форму немцев, их погоны, лица. Они тогда росли и взрослели не по дням, а по часам. В жаркое лето 1942 года неубранные злаковые сыпались из колосьев зернистым золотом на раскаленный чернозём. Сроки уборки вышли, а на полях не было видно ни тракторов, ни людей - большинство трудоспособного населения ушло на фронт. Гитлер рвался на юг - к нефти Кавказа. Наши войска отступали - обнажённая степь затрудняла оборону.

На Кубани создавались казачьи добровольные дивизии, которые формировались из казаков, не подлежащих мобилизации по возрасту и здоровью. а также из тех, кто еще не достиг призывного возраста. Все, кто мог взять в руки оружие, участвовали в боях за Кубань. В сражениях за родной край сложили свои головы все двоюродные братья Дины - пятеро юношей из рода Терещенко.

Пять школ в Шкуринской уничтожили немцы во время оккупации, и учиться в первый класс Дине пришлось идти с холщовой сумкой не в школу, а в окопы. Уроки устного счёта проводили с тыквенными семечками и зёрнами кукурузы, но голодные, истощенные дети втихаря съедали их задолго до конца занятия. Зимой воду приходилось набирать прямо из проруби в речке Ея и носить в ведрах на руках.

Во время одной из бомбёжек загорелась библиотека, книги из которой спасали всей станицей.  В ночных потёмках Дина с бабушкой выносили за пазухой толстые тома с ярким теснением на корешках - впопыхах, наугад, что руки возьмут. Это оказались произведения французских классиков и, едва научившись читать, подросток "пропадала" ночи напролёт при горящей лучине на страницах Вольтера, Бальзака, Флобера и Жюль Верна. Особенно девичью фантазию будоражила Кармен Мериме: роковая харизматичная цыганка напоминала о своих корнях - цыганах по отцовской линии, то ли из Молдавии, то ли из Бессарабии, об их гордости, чести и  внутренней свободе.

С окончанием войны началась мирная жизнь. Бабушка Фёкла стала чахнуть - она медленно умирала от рака. После школьных уроков Дина бежала в церковь Вознесения Господня - она исступлённо просила Бога не забирать у неё самого близкого человека. В 1948 году бабушки не стало, пришло время переезда в Краснодар - к матери, отчиму и младшей сестре.

Дину определили в женскую гуманитарную гимназию, где преподавали латынь и иностранные языки. Отчаянно не давалась только математика. Отчим применял различные наказания, но когда наступал конец его терпения, в ход шли кулаки. С периодическим постоянством приходилось белить то стены, то потолки в доме на улице Красной - кровь из носа фонтаном хлестала в разные стороны и оставляла следы от освоения нелюбимого предмета. С матерью Дина общалась на "Вы", чувствуя дистанцию, втайне переживая  первую любовь с Борькой, и по-прежнему горевала по любимой Фёкле.

Какое же последовало наказание за подростковую оплошность - вытаскивая из печки котелок с борщом, ухват в руках предательски дрогнул и кипящая жидкость обварила ступни младшей сестре - вспоминать не хотелось до конца жизни, об этом так никто и не узнает! Спустя десятилетия, организовав переезд сестры с ее мужем поближе к себе, Динуша станет их ангелом-хранителем на долгие 30 лет! Словно заглаживая свою детскую вину, старшая сестра будет устраивать непутевую пару на работу, дарить обновки, мирить с матерью.

В старших классах Дина увлечется трудами выдающегося ученого-юриста, "рыцаря права"  А.Ф.Кони и будет мечтать уехать в Москву, овладеть искусством судебного красноречия и стать адвокатом, чтобы защищать таких же, как и она, - "униженных и оскорблённых".

Перед своим отъездом в столицу, меняя метрику на паспорт работница паспортного стола решила, что неграмотные казаки из глухой станицы не знают, что Дина - это сокращённое имя имени Диана. Так с лёгкой руки краснодарской паспортистки Дина Николаевна стала Дианой Николаевной - девушка получила новое имя, которое, как казалось тогда, изменит  её нелёгкую судьбу, вырвав навсегда из тяжелого детства.

Мечты трёх чеховских сестёр "В Москву!" стали реальностью, когда в 1952 году, после окончания гимназии, Диана уехала поступать на юрфак в МГУ, здание которого тогда еще только строилось. Денег на еду не было, хватало только на эскимо, но какое же было вкусное мороженое в июльскую жару!  На экзамен Диана пришла без голоса, еле хрипела осипшим горлом, и, не набрав нужного количества баллов, поняла, что с юношеской мечтой придется распрощаться. Дорога домой, в Краснодар, была заказана - её там никто не ждал. Не прошедшим жёсткий отбор абитуриентам предлагали распределения в другие вузы - в тот год был недобор в Минский институт иностранных языков на факультет французского языка, и Диана, не раздумывая, поехала туда! От судьбы, как говорят, не уйдёшь!

Писем домой Диана почти не писала - все силы отнимала учеба и работа. Провизией делилась соседка по комнате, однокурсница Людмила из белорусского села Пуховичи. Незатейливую одежду и обувь они делили тоже пополам. Выжить на крохотную стипендию было практически невозможно, и ей, отличнице, пришлось мыть полы и работать гардеробщицей в родном институте, чтобы свети концы с концами. В гардеробе института, на смене, Диану застал выпускник летного училища с  чубом пышных волос, с которым их свело мимолетное знакомство в Москве. Владимир Бучилин не смог забыть хрупкую девчушку, гордую, самостоятельную и такую романтичную, - он приехал сделать ей предложение руки и сердца.

В 1955 году родилась дочь. Студенческие голодные годы настолько сблизили двух однокурсниц, что беременная Диана знала: родится дочь - будет Людмилой, в честь первой настоящей подруги, с которой прошла такая счастливая, хотя и бедная молодость!

В 1956 году Диана Николаевна Бучилина окончила Институт иностранных языков с отличием и со званием преподавателя высших и средних учебных заведений. Ей предложили распределение на кафедру французского языка в своем институте, но замужество требовало иного. Диана  поехала на закрытый  секретный аэродром в Смоленской области, где служил муж, и какова же была удача, когда подвернулась возможность подрабатывать в деревенской школе Двоевка, пусть даже и не по специальности. Именно тогда начался долгий путь уникального педагога, редкой и самоотверженной женщины.

В летном гарнизоне под Вязьмой за несколько лет до полета Гагарина в космос полным ходом шли испытания сверхзвуковых самолетов, и летчики не всегда возвращались домой после полетов. Оставшись вдовой в 24 года с малышкой на руках, Диане Николаевне пришлось покинуть военный городок и переехать туда, где оказалась вакансия учителя, - нужно было рассчитывать только на себя и растить дочь. Место нашлось в Малоярославце. Там же нашелся и мужчина, решившийся взять на себя ответственность за женщину с ребенком, - Анатолий Андреевич Лучин.

В то время французский язык считался языком экзотическим - в послевоенное время на пике популярности был немецкий, его преподавали и учили в школах, чтобы на случай новой войны быть во все оружия. Пришлось пешком ходить в Скрипорово - там нашлось полставки русского языка и литературы. Мечтая преподавать иностранный язык, понимая, что нужно быть более универсальной в профессии, Диана Николаевна в 1961 г. экстерном закончила факультет немецкого языка в г. Москва в институте иностранных языков  им. Мориса Тореза. Обладая уникальной памятью и острым слухом, помня речь немцев в оккупации, она смогла самостоятельно за короткий срок овладеть еще одной специальностью.

Диплом с отличием, вынужденный отказ от работы на кафедре института от исследований в области лингвистики казались обидным недоразумением судьбы. Но судьба снова преподнесла приятный подарок - в 1960 году родился желанный сын. Имя новорожденному не обсуждалось:  в роду Лучиных два мужских имени передаются из поколения в поколение - от деда - сыну, от сына  - отцу, Анатолий и Андрей. Вскоре семья переехала в г.Обнинск.

С 1961 года началась работа в заочном институте железнодорожного транспорта (ВЗИИТ) старшим преподавателем  немецкого языка.

В 1965 году с первой делегацией Калужской области в ГДР Диана Николаевна поехала в качестве переводчика и посетила Берлин и Дрезден, казавшимися в детстве такими далекими и недостижимыми. В этом же году она начала работать в 4-й школе. Дети признавали Диану Николаевну сразу и безоговорочно - она была такая понятная и близкая, загадочная и модная, одним словом, - своя.

Болезненный развод, забота о двух маленьких детях опустошали, но работа в самые тяжелые периоды жизни становилась спасательным кругом. Летом приходилось тоже работать: воспитателем или пионервожатой в лагерях на Черноморском побережье, позже - директором пионерского лагеря "Солнечный" на Мирном, но главное  - с детьми, с огоньком, выдумкой и большой любовью.

Многое в те годы было незабываемо: первый в области Клуб  Интернациональной Дружбы (КИД),  Музей В. И. Ленина, Музей Рихарда Зорге, музей "Нормандия-Неман", лидерство в движении Совета Ветеранов Войны "Нормандия-Неман". Уникальный внутренний мир помог ей пережить все ниспосланные судьбой испытания и сохранить человеческую цельность и жизнерадостное восприятие мира.

Зимой 1969 года Диана Николаевна вышла замуж за Сафонова Станислава Михайловича (1926-1998), главного энергетика НИИ ФХИ им.Карпова. Присматривались друг к другу долго - около трёх лет - на двоих трое детей, права на ошибку у них не было. Характеры у них были разные, но им было уютно вместе. Это была непростая жизнь двух талантливых людей. А прожили они вместе долгих 30 лет!

После окончания Московского Энергетического Института с отличием, отказавшись от места не по своей специальности в аспирантуре (место по профилю заняла дочь преподавателя вуза), Сафонов получил распределение в закрытый городок Челябинск-40 , в котором в 1948 году тайно возник посреди уральских лесов ядерный комплекс «Маяк», где было налажено производство плутония. Это вещество было необходимо для производства ядерного оружия, и СССР сделал все, чтобы его выпуск был как можно более быстрым и массовым. Чтобы получить заряд для атомной бомбы, пришлось не только запустить военные ядерные реакторы, но и создать сложное химическое производство, в результате работы которого получали не только уран и плутоний, но и огромное количество твердых и жидких радиоактивных отходов. В этих отходах содержалось большое количество остатков урана, стронция, цезия и плутония, а также других радиоактивных элементов.

В воскресенье 29 сентября 1957 года в "Сороковке" было тепло и солнечно, на стадионе проходил футбольный матч между командами двух секретных заводов. Зрители на трибунах и не обратили бы внимания на гулкий звук со стороны завода, если бы через несколько секунд оттуда не показался столб пыли и дыма, по форме напоминающий факел. В наступивших позже сумерках дым стал светиться - это было похоже на полярное сияние. Интенсивное красное, временами переходящее в слабо-розовое и светло-голубое, оно охватило значительную часть поверхности небосклона". Это "сияние", а по сути - облако радиоактивной пыли, подгоняемое ветром, со скоростью асфальтоукладочного катка - 30 км в час - двинулось через промплощадку, строящийся радиохимический завод, пожарную часть, военный городок и лагерь для заключенных в сторону города Каменска-Уральского. В первые часы после аварии люди, оказавшиеся недалеко от эпицентра, стали свидетелями еще одного странного явления: пошел снег, с неба сыпались белесые хлопья и не тая устилали землю, крыши, липли к стенам, оседали на лица... Радиоактивный снегопад продолжался целые сутки. Работники "Маяка", где главным инженером работал Станислав Михайлович, прибыли вместе с дозиметристами, военными,  заключенными, которые отбывали свой срок неподалеку - они в течение первых суток были главными ликвидаторами Кыштымской катастрофы. Для того чтобы ликвидировать последствия аварии - фактически отмыть водой территорию промышленной площадки "Маяка" и прекратить любую хозяйственную деятельность в зоне загрязнения - потребовались сотни тысяч человек. Привозили целые воинские части для оцепления зараженной местности. Работникам "Маяка" не давали отпуск около полутора лет, пока на закончили восстановительные работы, ликвидаторы подписывали бумаги о неразглашении государственной тайны и в 1960 году уезжали на свое усмотрение - кто в архангельский Плицеск, кто  - в подмосковный Обнинск.

В семье редко говорили про аварию на "Маяке" - разговоры на эту тему были под запретом. Но каждый год, 31-го декабря, отмечали Новый год в семье сначала по уральскому времени, в 22 часа, а потом уже в полночь - по московскому.  В  долгие зимние вечера в семье заготавливали и  все вместе вручную лепили пельмени и ели их непременно по-уральски: с черным молотым перцем и уксусом.

По выходным отчим учил играть Андрея в шахматы, рассказывая про хитроумные дебюты и эндшпили и помогая освоить премудрости этой игры. Но чаще всего по выходным вместе на "Волге" ГАЗ-21, купленной еще на Урале, ехали по окрестным городам и селам в поисках интересных книг. Супругов объединила любовь к чтению, и пополнение домашней библиотеки стало общим хобби на долгие годы совместной жизни.

Обнинск в то время утопал в лесах, места были вокруг грибные, а буйство красок радовало детский глаз. Город был совсем маленький, «закрытый», и великаны-сосны взмывали в голубое небо, рядом с ними шумели  белоствольные берёзки, словно ища защиты от любителей березового сока. Тогда, в начале 70-х, калужские леса были величественны, как кафедральные соборы.

Лето 1970 года выдалось на редкость грибным. В семье ждали пополнение, даже имя придумали. Мишку, в честь деда по отцу Михаила Михайловича, ждали в марте и все время закармливали грибами.

Другое хобби Станислава Михайловича - игра на скрипке - вызывало у Андрея, скорее, смех, и казалось очень сомнительным. Черный кот Цыган, поселившийся с хозяевами на бульваре Молодости, не одобрял эти экзерсисы тоже: едва заслышав  обертоны "царицы музыки", он с ужасом карабкался по тюлю, забирался на форточку и начинал жалобно мяукать, словно прося прекратить хозяина мучить и инструмент, и домочадцев. Разрешить ситуацию взялась Диана Николаевна - она втайне отправилась в столицу с приданым мужа и сдала его в комиссионный магазин, а на вырученные деньги купила новорожденной дочке коляску и кроватку.

С 1977 года началось исследование боевого пути эскадрильи, а впоследствии полка французских летчиков и русских бортмехаников "Нормандия-Неман". Первая поездка была в Хатёнки, близ Козельска, откуда начинался славный поход интернациональной дружины. В 1985 году Сафонова Диана Николаевна организовала и провела в Обнинске Всесоюзный слет клубов "Нормандия-Неман". Музей французско-русской эскадрильи, сражавшейся во времена Великой Отечественной войны, удостоится звания "народный музей".

В 1979 году планировался выпуск новых учебников по французскому языку для школьников. Диана Николаевна настолько увлеклась новой методикой А.П.Шапко, что вызвалась апробировать систему "пяти вопросов и ответов" в своих классах, школа № 4 стала экспериментальной площадкой Министерства Просвещения. Тогда эта методика казалась глотком свежего воздуха в преподавании французского языка. Спустя дюжину лет, оказавшись во французской школе "Альянс Франсэз" в Филадельфии по приглашению своей ученицы Жанны, станет понятен и зарубежный опыт в преподавании языка, в основе которого лежала обновленная лексика французского языка, изучение цивилизации изучаемого языка, принцип "аналогий и исключений". В начале 90-х поиск доступности изучения французского языка, отход от зубрежки, чтение неадаптированных источников на языке - всё станет таким простым и понятным, но к этому нужно было прийти путем проб и ошибок.

С 1980 года на протяжении десяти лет на базе школы № 4 проходили практику студенты Калужского государственного пединститута факультета "Французский язык", и в каждому Диана Николаевна старалась привить любовь к языку и к детям.

В 1985 году Диане Николаевне было присвоено звание учитель-методист, а чуть позже - отличник Народного Просвещения. С 1989 по 1992 годы она являлась внештатным сотрудником Академии Педагогических наук, выезжала с лекциями о патриотическом воспитании детей в города Грозный, Старый Оскол, Махачкалу.

Отработав четверть века в 4-й школе, ставшей родной, пришлось уйти. Учителя можно лишить премий и наград, но нельзя его лишить особенного чувства, что он - педагог, целиком и навсегда! Никакие переживания и разочарования не могли сломить эту удивительно сильную женщину, ничто не могло затмить её душевного света, потому что, как верно заметил Анатолий Федорович Кони, "бриллиант, даже и оправленный в хомут, останется все-таки бриллиантом"…

В 1992 г. Диана Николаевна создала частную школу "Альянс Франсэз". Сначала это были курсы французского и английского языков в послеобеденное время, а затем образовалась общеобразовательная школа с углубленным изучением иностранных языков. Каждые выходные Андрей приезжал из Москвы и помогал:  проводил уроки физкультуры с мальчишками, гонял с ними футбол, а в непогоду учил их игре в шахматы.

В августе 1993 г. в г.Монпелье Диана Николаевна защитит свой проект и станет соучредителем одного из первых в стране Франко - Российского института делового администрирования (ФРИДАС)  и в нем первым зав.кафедрой французского языка. Около полусотни студентов уедут на практику во Францию, многие из них так и останутся там жить, создадут семьи, и Франция станет для них вторым домом!

В 1994 году школа "Альянс Франсэз" выиграла грант Джорджа Сороса. В это время началась многолетняя дружба с Яковом Фомичем Ерёминым - участником движения Сопротивление во время войны с фашистами. В 1995 году вместе с послом Франции Диана Николаевна, будучи  переводчиком с французского языка, участвовала в торжественной церемонии открытия памятника Жолио Кюри в нашем городе. Позже школа "Альянс Франсэз"  выиграла проект "Школа французской культуры" в Министерстве иностранных дел Франции и стала площадкой для принятия экзаменов DELF. Были многочисленные поездки во Францию - в страну, которая во времена учебы в Минске казалась такой загадочной и манящей, но после перестройки стала близкой и родной.

В 2001 году усилиями Дианы Николаевны и М.А.Хоменко был открыт Гуманитарный Интерколледж среднего профессионального образования с факультетами "Иностранные языки" и "Дизайн".

В 2006 году гороно и все ученики Дианы Николаевны поздравляли ее с полувековым юбилеем работы на ниве просвещения. Главное наследство Дианы Николаевны - её ученики, их воспоминания в душе и сердце - у каждого свои, но непременно тёплые, сердечные, благодарные.

Неординарный педагог, она всю свою долгую жизнь популяризировала французский язык, благодаря чему во многих учебных заведениях города и области расширилось преподавание французского языка. Она дала путевку в жизнь более 150 человек, которые связали свою жизнь с иностранными языками, многие стали преподавателями, переводчиками школ города и области: Чередник Н., Волкова Л.Е., Федорова Н.М., Фыкина Т.В., Александрова Т.В., Пестрикова О.В, Митина Н., Соур М.А, Таранова О.В., Горюнова Е.В., Ботиновская Е.С., Силина И.Е, Коченова Е.А., Зленко Р.А.  В её преемниках запечатлелось всё - "и жизнь, и слёзы, и любовь" удивительного, действительно любимого детьми педагога. Она не боялась быть собой !



Все фото >>>

 

  ЧПОУ «Обнинский Гуманитарный Колледж», тел. (484) 39-4-17-80.  
     
  Rambler's Top100   ИП Скуратович А.С